Убьешь птичку — и работаешь: история безумия сталинского палача из Украины

Репрессии сталинского режима в СССР 1937–38 годов отличались беспрецедентной массовостью и жестокостью, о чем свидетельствуют показания представителей расстрельных команд, некоторые из которых получили наказание в виде лишения свободы за чрезмерную жестокость.

Об этом свидетельствуют выдержки из материалов выступления в военном трибунале сотрудника НКВД из города Житомира Игнатенко, опубликованные «Новой газетой».

Член расстрельной команды рассказывал, что начал работу в Житомире в 1931 году стрелком Отряда специального назначения, после чего был переведен на работу по исполнению приговоров.

«Тогда приводили по 150–200 чел., заводили их поодиночке и так расстреливали. Заводили всех сначала в большую комнату, говорили, что их отбирают на работы, и оттуда по одному выводили и заводили к нам, а мы расстреливали их», — рассказывал Игнатенко.

По его словам, женщин перед расстрелом раздевали.

«Я тогда работал на погрузке трупов, т.к. все боялись их брать в руки. Когда стреляли, мы раньше трупы складывали в кучу, а потом их выносили. Помню, женщин стали раздевать тогда, когда Гришин (руководитель расстрелов, — «Апостроф») приехал, и из-за того, что женщин раздевали, неудобно стало их грузить… Я возражал против этого, так как тяжело брать голых и носить, а потом ведь нужно их еще сбросить с машины и закопать. Я возражал, а надо мной стали смеяться, но потом стали такую вещь делать: старух пропускают одетыми, а молодых женщин раздевают. Когда я возражал и приводил прошлые примеры, когда никого не раздевали, мне отвечали, что то было при Ягоде…« — сообщал подробности палач.

Когда число осужденных к расстрелу увеличилось их заводили на расстрел связанными по 50 человек.

«Когда первый раз завели сразу 50 чел., они услышали выстрелы, а возле них стояли наши люди с палками. Я стал их по одному подавать в двери, а Гришин в это время обходил их и бил палкой по голове. Люди падали, сами вставать не могли, т.к. они были связаны, и я должен был их выносить на руках для расстрела. Я устал, начал возражать против этого, а Гришин смеется. Кое-как этих людей расстреляли, я 2 машины нагрузил и до того устал, что не мог больше таскать трупы, а никто не хочет мне помочь», — жаловался он.

По словам Игнатенко, он лично перестрелял тысячи людей.

«Это стало отражаться на здоровье. Дошло до того, что два раза я пытался стрелять в себя. Ходишь по улице и вдруг начинаешь бежать — кажется за тобой гонятся расстрелянные. Приходишь на работу и работать не можешь, пойдешь убьешь птичку или кошку и потом работаешь. При массовых операциях я около полутора лет спал здесь не раздеваясь. Проспишь пару часов и опять сразу за работу берешься…» — описывал свои «труды» палач.

Источник